суббота, 2 апреля 2011 г.

В МАЖОРитарНОМ ТОНЕ

Власть меняет правила игры на парламентском рынке. У партий с законодательными амбициями есть лишь два пути в Верховную Раду VII созыва: искать оригинальные технологии противостояния админресурсу либо договариваться с властью. На кону парламентской игры по новым правилам — $0,5 млрд.

Следующие выборы в Верховную Раду принято сравнивать не с предыдущей досрочной кампанией 2007 г. и не с волеизъявлением-2006. А с выборами в Раду, состоявшимися ровно девять лет назад. Тогда парламентская гонка в Украине последний раз прошла по смешанной, пропорционально-мажоритарной системе. Финал голосования 31 марта 2002 г. многим участникам запомнился красноречивым фактом: от набиравшего популярность БЮТ в парламент не смог попасть ни один мажоритарщик. И даже нашеукраинцам, которые по количеству победивших в округах кандидатов уступили лишь провластному блоку «За ЕдУ», тоже было чем «похвастать». В день голосования в нескольких округах Донбасса напротив их кандидатов вдруг появился штамп «Выбыл». Как бы там ни было, а главным победителем тех парламентских выборов стал президент Леонид Кучма. Хотя по спискам оппозиция суммарно была впереди, ему не составило труда сформировать большинство «под себя» — за счет мажоритарщиков. Этот финансово емкий сценарий возвращается в здание под куполом.

Смешались карты
Если поинтересоваться у народных избранников от Партии регионов, как они оценивают идею возвращения «мажоритарки», можно услышать много нелестного в ее адрес. Для парламентариев преимущества партийных списков очевидны, ведь это самый легкий способ попасть «под купол». Самостоятельно же заполучить поддержку избирателей в регионах сложнее и дороже. Тем, кто не по­падет в проходную часть списка, придется конкурировать в мажоритарных округах не только с политическими оппонентами, но и с коллегами по партии. По подсчетам политтехнологов, партия власти для подстраховки поведет на выборы не менее 500 мажоритарных кандидатов, в среднем по два на округ. Для Банковой задача обеспечить контролируемое большинство в парламенте первична. И предыдущий опыт смешанной избирательной системы выглядит в этом плане весьма соблазнительно. Настолько, что игра с парламентскими правилами началась, несмотря на то, что многие регионалы с депутатским значком не в восторге от этой идеи.

«В результате изменений в избирательном законодательстве только правящая партия получит преимущество. Все остальные потеряют, — уверен Виктор Небоженко, политолог, директор Социологической службы «Украинский барометр». — Коммунисты не имеют шансов пройти по «мажоритарке», варианты БЮТ во многих округах тоже не проходят. Как правило, среди мажоритарщиков побеждают кандидаты, которые идут от правящей партии. На них работает весь административный ресурс». Скупка голосов и устранение конкурентов через суды и ЦИК — основные рычаги влияния власти на результаты голосования в одномандатных округах. Это увеличивает расходную часть для большинства участников будущей парламентской гонки.

Ставки не сделаны, но растут
Цена возрастающей роли админресурса — $1-1,5 млн на одного мажоритарного кандидата. Столько, по мнению опрошенных «ВД» политтехнологов, в среднем будет стоить избирательная кампания с претензией на победу. Сюда уже включены расходы на местных чиновников с целью застраховаться от «палок в колеса», юрсопровождение кампании и защиту в судах, а также «социальный подкуп» в виде «добрых дел». Без этих составляющих можно было бы уложиться в $0,3-0,5 млн для округа с населением в 200 тыс. чел. За счет бесплатного админресурса некоторым кандидатам от власти удастся удешевить кампанию до этих сумм. Но поскольку во многих округах конкурировать будут даже со своими, ставки вырастут и для большинства регионалов — преимущественно за счет расходов на «социальный подкуп».

Де-факто кампания уже началась. Политтехнолог Тарас Березовец, директор компании Berta Communications, утверждает, что ежедневно ведет переговоры с потенциальными заказчиками. «Чем раньше будет развернута сеть и начата кампания, тем она обойдется дешевле. Если кампанию начинать за полтора года, как делают некоторые клиенты сейчас, она может вписаться в бюджет до $1 млн. Если начинать за год, когда многие специалисты уже будут задействованы, договариваться с ними будет дороже. Цена вырастет до $1,2-1,5 млн. Если же стартовать за полгода, то претендовать на успех можно лишь с суммой в $2 млн. Но есть уникумы, которые кампанию начинают и за три месяца. Тогда ее бюджет может составить и $3 млн. Это расценки для выигрышных кампаний. Если же кандидат хочет просто поиграть с целью разогреться, можно обойтись и $50 тыс.».


По сравнению с предыдущей, «смешанной» парламентской кампанией расходы на потенциально успешную избирательную гонку выросли минимум в два раза. «На последних выборах по смешанной системе в 2002 г. кампания с шансами на выигрыш стоила минимум полмиллиона долларов, иногда речь шла и о нескольких миллионах, — иллюстрирует Владимир Фесенко, политолог, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента». — Сейчас минимальный уровень будет не ниже $1 млн. А для того чтобы претендовать на победу, нужно потратить несколько миллионов. Не каждому это по карману». Нардеп Сергей Велижанский, входящий в бизнес-крыло БЮТ, отчетливо понимает, во сколько раз выросла стоимость победы на парламентских выборах, но от участия по «мажоритарке», если партия скажет «надо», отказываться не планирует: «Следующая парламентская кампания будет в разы дороже, чем в 2002 г. На отдельных округах это будут миллионы». В итоге стремление политиков и партий попасть в парламент следующего созыва совокупно обойдется им в $350-500 млн.

Хитрости противостояния
У тех, кто всерьез вознамерился пройти в парламент следующего созыва, еще есть время определиться, как нейтрализовать админресурс. Политические консультанты уверены, что противостоять властной вертикали можно с помощью оригинальных технологий. Политтехнолог Андрей Золотарев вспоминает, как в 2002 г. обошел административное давление благодаря близкой к власти юрфирме. «Нам удалось защитить кандидата, наняв юридическую фирму, аффилированную с интересами одного из тогдашних руководителей Минюста, — говорит г-н Золотарев. — Дело в том, что у юристов не принято «сливать» клиента. Если юрист сказал, что возьмется за задачу, запросив очень высокие деньги, и ему их заплатили, он будет доводить работу до конца. Если он откажется, то потеряет репутацию и клиентуру в будущем. В данном случае намерения снять кандидата с регистрации были блокированы тем, что мы наняли юридическую фирму из «вражеского» для кандидата стана. За счет близости к власти она достаточно эффективно заблокировала попытки снять кандидата с «забега».

Параллельно ключевую роль с введением смешанной избирательной системы приобретают индивидуальные договоренности с влиятельными представителями Партии регионов. «Скорее всего, ПР допустит к выборам определенное количество обладающих хорошими финансовыми ресурсами кандидатов-нерегионалов и даст им административный пропуск, — считает политтехнолог Сергей Гайдай. — Значит, им не будут мешать. А условие будет такое, что, придя в парламент, они должны будут войти в Партию регионов или в большинство».

В этой связи ряд политических сил получает шанс воспользоваться желанием отдельных инвесторов Партии регионов «разложить яйца по корзинам». Аналитики давно судачат о том, какие договоренности существуют между некоторыми центрами влияния в Партии регионов и «Фронтом Змин» Арсения Яценюка, «Свободой» Олега Тягныбока или стремящейся попасть в парламент партией «УДАР» Виталия Кличко. С одной стороны, учитывая, что электорат этих партий почти не пересекается с электоратом Партии регионов, воевать на избирательном поле с регионалами им предстоит в наименьшей степени. С другой — в самой Партии регионов слишком много групп влияния, чтобы представители оппозиционных политсил могли совершенно не опасаться административного ресурса.

Говоря о так называемых молодых партиях, имеющих шансы на прохождение в ВРУ, эксперты отдельно отмечают партию «УДАР». «Если мы говорим о Кличко, то он, в принципе, даже на фоне новых политических сил отличается. Он достаточно нетипичен для украинской политики. Можно сказать, что он своими качествами и политической биографией представляет до некоторой степени противоположность тем же новым партиям — таким, как «Фронт Змин» Яценюка или «Гражданская позиция» Гриценко, где партии строятся сверху. В принципе, его-то и можно назвать новой политической силой», — считает Владимир Горбач, политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества. Такого же мнения придерживается и политолог Константин Матвиенко, возглавляющий корпорацию стратегического консалтинга «Гардарика». По его мнению, бренд Кличко будет работать и на партию, а это «неоспоримое преимущество». «Если этот бренд будет подкреплен настоящей политической работой, то есть серьезной программой, серьезной аналитикой, серьезным проектом видения страны, то у него, безусловно, очень большие шансы», — уверяет политолог. Пока политическими конкурентами Кличко г-н Матвиенко видит Юлию Тимошенко и Арсения Яценюка.

Как бы там ни было, а политики и партии уже начали определяться со своими реальными конкурентами на будущих парламентских выборах. В каждом регионе «боевые действия» будут вести различные «спарринг-партнеры». Уже сейчас политсилы и вероятные кандидаты записывают друг друга в стан врагов. Даже сотрудничество с отдельными центрами влияния в партии власти — не панацея от давления со стороны альтернативных групп в ПР. Более того, в войне за формирование пропрезидентского большинства наверняка пострадают даже некоторые влиятельные регионалы.

Екатерина Денисенко, Власть денег

Комментариев нет:

Отправить комментарий