пятница, 6 мая 2011 г.

Что делать, если ваш кандидат - женщина?

Обсуждая проблему сексуальности кандидатского облика, приходится акцентировать внимание в основном на мужской сексуальности. Женщин в российской политике немного. Не так много, как, например, в Швеции, граждане ко­торой гордятся, что женщины составляют почти половину их парламента и ровно половину правительства. Некоторые шведы объясняют такую поразительную феминизацию политики тем, что по времена викингов, пока мужья были в походах, женщинам приходилось подолгу заниматься не только домашним хозяйством, но и местным самоуправлением.

Так и сложился сексуальный паритет в политике. В российском же обществе, хоть женщины зачастую и заправляют политикой и экономикой в семье, заниматься решением государственных проблем общественная мораль все-таки предписывает мужчинам. И это выбор в том числе и женщин, особенно в провинции, где феминистские тенденции очень слабы. Конечно, теоретически надо приветствовать вовлечение женщин в политику, потому что женщина — это в любом случае хорошо.

Однако в предвыборной практике российского общества, которая заключается в том, что большинство избирателей, в том числе сами женщины, считают, что политикой должны заниматься мужчины, а женщинам туда лезть не следует. Более того, именно женщины первыми станут строить всякие неприятные версии по поводу мотивов женщины-кандидата, осуждая ее репликами типа: «Куда полезла?», «Лучше бы мужем/детьми/домом занималась!» и т.д.

Срабатывает особый тип «корпоративной» женской солидарности, происходящий от наших традиций брачной конкуренции женщин. Ведь их попросту больше, чем мужчин, и живут они уже на 15 лет дольше мужчин. Этот половой дисбаланс определенным образом влияет на поведение женщин, их отношение друг к другу. Тотальное неосознаваемое соперничество, тотальная неосознаваемая неудовлетворенность женщин накопили в обществе такой массив неврастенической и истероидной энергии, что впору говорить о психическом нездоровье всего общества. Самые заядлые участники манифестаций, женщины старшего возраста, зачастую абсолютно не понимают значение этого своего участия, но тонус их остервенелости управляет ими, как некая злая сила.

Эти глубинные силы, руководящие сексуальностью и руководимые сексуальностью, в той или иной сфере оказывают влияние на все сферы жизни, в том числе на политическое поведение россиян. На основании рассуждений об острой брачной конкуренции женщин можно сделать такой самый абстрактный вывод: женщины-избирательницы изначально скорее негативно отнесутся к выдвижению женщины-кандидата. Особенно если эта женщина обладает отчетливыми брачными достоинствами, такими, как молодость, красота, сексапильность, презентационная смелость... Такая женщина-кандидат попадает в образ «соперницы» для относительно молодых женщин и в образ «вертихвостки» для женщин старшего возраста.

А если учесть, что большинство голосующих во многих регионах — женщины, то понятно, что яркое сексуальное позиционирование женщины-кандидата вряд ли приведет ее к успеху. Да, она может понравиться мужчинам-избирателям, но они вряд ли станут конвертировать свой мужской интерес к яркой женщине в активное голосование «за»; обычно у мужчин другие рефлексы. В плане же выборном — полюбуются ею на плакатах и только. Конечно, вряд ли тут возможны статистические выкладки, но можно предположить, что только лишь за счет яркой сексуальности женщина-кандидат даже мужских голосов много не соберет.

И вот тут наступает тот случай, когда необходимо определенными искусственными мерами, пиаровскими усилиями корректировать сексуальный образ женщины-кандидата и привносить в него черты, которые не мешали, а помогали бы привлекать как женщин, так и мужчин. Женщинам-кандидатам можно попытаться переработать свою сексуальность в образ «подруги» — тогда и для мужчин оста возникновения интереса, и для женщин не будет раздражающих сигналов. Хорошо маскируется раздражающая избирательниц сексуальность женщины в образе «предводительницы женского движения», хотя тут могут быть свои «но» — среди избирательниц немало противниц феминизма, а среди мужчин и подавно. И все же возможны случаи именно феминистского прорыва женщины в политику.

Если какая-нибудь женщина провозгласит: «Мы, женщины, должны быть в политике!», то при соответствующей харизме она вполне может добиться успеха. Но это более вероятно все-таки для женщины среднего и старшего возраста. Одним из вариантов сексуального позиционирования женщины-кандидата, вероятно, может быть образ «жены».

В этом случае речь может идти о защите детства, воспитании подростков, об общественном контроле за службой призывников в армии и т.д. Может хорошо сработать также образ «бой-бабы», «комиссара в юбке» — то есть женщины, обладающей чертами мужской харизмы.

Наиболее же удачным решением, особенно для молодых и привлекательных женщин-кандидатов является показать профессионализм в какой-либо предметной сфере. Для мужчин привлекательность все равно не останется незамеченной, а вот избирательниц можно попытаться убедить, что кандидат баллотируется не как женщина, а как интеллектуал, профессионал в той или иной сфере, например, юрист или экономист.

Преобладание профессионализма над сексуальностью в облике женщины-кандидата может нейтрализовать фактор брачной конкуренции женщин или даже вызвать у женщин гордость за представительницу своего пола, достигшую успеха в карьере, в сферах, традиционно оккупированных мужчинами. Таким образом, в самом абстрактном виде сексуальность женщины-кандидата требует трансформации в образы «женщины-профессионала-предметника», «подруги», «предводительницы женского движения», «женщины-матери», «бой-бабы», «комиссара в юбке». Понятно, что каждый из этих вариантов сексуальности женщины-кандидата задает определенную парадигму предвыборных идей и действий.

Андрей МИРОШНИЧЕНКО, политтехнолог

Комментариев нет:

Отправить комментарий