суббота, 14 сентября 2013 г.

День знаний: что рассказала машина правды Алексея Навального

Восемь выводов по результатам выборов мэра Москвы
Выборы московского мэра, конечно, не были демократичными. Чего стоят фильтры для регистрации кандидатов (не только муниципальный, но и имущественный), подкуп избирателей путем раздачи продовольственных наборов, абсолютно неравный доступ к СМИ и тп (см. расширенный список – в блоге Алексея Навального). Но даже такие элементы демократической процедуры, как относительная свобода агитации и относительно честный подсчет голосов, серьезно расширили наши знания о российской политике.

Несколько важных фактов

1. Навальный набрал максимальный процент голосов (27,2% по официальным данным, 28,4% по данным СМС-ЦИК), который доставался оппозиционному политику/партии в Москве начиная с 1991 года (если рассматривать председателя Верховного совета РСФСР Бориса Ельцина, баллотировавшегося в президенты России, как оппозиционера) или 1990 года (когда КПСС вчистую проиграла в столице выборы народных депутатов РСФСР). Для сравнения: на думских выборах 2011 года за список КПРФ проголосовали 19,3% избирателей (25,3% - по скорректированнымрасчетам математика Сергея Шпилькина). На президентских выборах 2012 года Михаил Прохоров получил 20,45%.

2. Верно и обратное: на выборах градоначальника партия власти еще никогда не получала такую низкую поддержку москвичей.

3. Система гражданского контроля в день выборов и ночь подсчета голосов высоко эффективна. Доказательство от противного: на участках Новой Москвы, где наблюдателей почти не было, Сергей Собянин получил значительно больший процент голосов, чем в «старом городе».

4. Низкая явка на городских выборах (чуть менее 32,1% избирателей) — скорее норма, чем аномалия. При Юрии Лужкове эта тенденция маскировалась за счет того, что выборы мэра трижды — в 1996-м, 1999-м и 2003 годах — проводились в один день с выборами президента или Госдумы. Впрочем, даже на таких «единых днях голосования» явка неуклонно снижалась — с 68,2% в 1996 году до 57,5% в 2003-м. Явка в районе 30% - норма на выборах в Мосгордуму. По официальным данным, в1997 году она составила 31%, а на скандальных выборах 2009-го, отличавшихся особо наглыми вбросами, - 35%. По оценке Шпилькина, реальная явка в 2009 году была около 22%.

5. Социологические службы - ВЦИОМ, ФОМ, Левада-центр, учитывающие в своих прогнозах «нормальный» уровень фальсификаций, больше не могут служить надежной основой для принятия политических решений. Кремль оказался в ситуации, о которой его давно предупреждали: уничтожение альтернативных источников информации создало вокруг власти информационный вакуум. Михаил Сергеевич Горбачев, до последнего веривший в незыблемость социалистического выбора новой исторической общности людей - советского народа, передает пламенный коммунистический привет Владимиру Владимировичу Путину.

6. Административные меры, включая цензуру на ТВ, практически ничего не могут противопоставить активным кампаниям в онлайне и «на земле». В июле-августе отсеченный от федеральных каналов Навальный повысил свою узнаваемость с 69% до 81% (данные ФОМ), а его агитация привлекла, по даннымЛевада-центра, внимание 69% избирателей (кампанию Собянина заметил 61% опрошенных).

7. Оппозиционно настроенные избиратели в целом решили для себя дилемму, вброшенную в дискуссионное пространство с легкой руки Александра Волошина в конце 2011 года, что лучше - влиять на власть или брать власть. Парадигма влияния дискредитирована деятельностью «бешеного принтера» - неизвестно кого представляющей Государственной думой. Путин не любит принимать решения под давлением, значит, единственный способ быть услышанным - сменить Путина.

8. Несмотря на успех кампании Навального для победы на «опрокидывающих выборах» оппозиции необходимо удвоить свою поддержку среди избирателей - даже в самом продвинутом регионе Российской Федерации.

Навстречу большой коалиции

Политическая карьера Навального до сих пор развивалась по восходящей. Активист «Яблока» — популярный блогер — могильщик «Единой России» и один из лидеров Болотной — лидер оппозиции в масштабах всей страны.

Но в политике, как и на бирже, прошлые результаты не гарантия будущей доходности, и с расширением масштабов деятельности цена ошибки критически возрастает.

На московских выборах штаб Навального превосходно справился с мобилизацией «своего электората», более того, по наблюдению одного из участников митинга на Болотной площади 9 сентября, выковал из волонтеров и сторонников настоящую политическую армию. Учитывая вовлеченность и интеллектуальный уровень сторонников Навального, трудно себе представить, что может противопоставить этой политической машине правящий альянс силовиков и бюрократии.

Главное преимущество новой политической машины - потенциально высокий уровень рефлексии. По существу, мы имеем дело с крупной инновационной фирмой, создающей новый рынок и способной на ходу менять тактику, вовремя реагируя на ошибки и находя неожиданные решения неожиданных проблем. Главная задача «братьев Навального» - вырваться из высокодоходной ниши на массовый рынок, забрать у партии власти «ее» избирателя.

Навальный - судя по его выступлению 9 сентября - это хорошо понимает. Завоевание большинства - совершенно новая задача для него и его команды, но она не выглядит непосильной.

Ближайший повод протестировать эту гипотезу представится Навальному следующей осенью на выборах в Мосгордуму. Чтобы не допустить демобилизации волонтеров и сформировать победоносную коалицию, начинать эту кампанию нужно уже сейчас. Получив почти треть голосов избирателей, Навальный и его команда не только могут, но и обязаны активно оппонировать текущим решениям московской исполнительной власти, привлекая новых сторонников и формируя повестку, вокруг которой развернется борьба через год.

Что сможет противопоставить Кремль силе Навального в 2014 году? Самая очевидная тактика — размыть результат оппозиции, выпустив на ринг Михаила Прохорова. Но у этого решения есть очевидный минус: можно раньше времени спалить «своего оппозиционера». Если на выборах в Мосгордуму «список Прохорова» постигнет участь Митрохина-Левичева, на выборах в Думу в 2016 и тем более на президентских выборах в 2018 Кремль останется один на один со своим непримиримым оппонентом.  

Разумеется, у Путина остается еще один козырь - «пятерочка», от которой Навального никто не освобождал. Развалится ли политическая сила Навального в случае его посадки? Никогда не узнаешь, пока не попробуешь. Другое дело, что ответ на этот вопрос может оказаться для Кремля очень неприятным сюрпризом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий